?

Log in

August 2009

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com

5 предложений

Я боюсь, что на улице безысходней, чем в книгах и на диване, но всё равно выхожу - в дедушкиных гигантских джинсовых шортах, с выцветшими пятнами и неизбежными дырками, даже ремень еле удерживает их на мне, но только так мне кажется, что я еду куда-то, я в дороге и могу позволить себе предпочесть удобство эстетике, я в дороге и мне нужно в метро только для того, чтобы доехать до какого-нибудь вокзала, у меня в рюкзаке уже есть билеты, но билет в обратный конец я сомну и выброшу, когда выйду площадь - чтобы все видели, я в дороге и нету смысла просить меня перезвонить, я скоро буду вне зоны действия сети, а когда вернусь - поменяю номер, телефон у меня украдут на каком-нибудь шумном европейском вокзале, так что мои смс-ки никогда не удалят, их будут перечитывать, потому что это память, это - единственное, что от меня осталось, а потом, когда загрустят и напьются, их удалят, конечно - наотмашь, как срывают феньку и кидают на обочину, чтобы уже никогда-никогда, а наутро окажется, что зря, но уже поздно, а значит, всё к лучшему и надо жить дальше, а я буду пить кофе и бойко разговаривать за деньги на незнакомом до глупости языке, чтобы безысходность на моём диване на ночь сворачивалась калачиком и я спала спокойно, без снов, только успевая мельком представить, засыпая, что кто-то (и я знаю, кто) уткнулся сзади в моё плечо и обхватил руками, и от этого спокойно и можно спать без снов, ведь всё осталось далеко-далеко, и пока не кончится виза - ничего страшного. А потом - новый номер, другие маршруты, неотвеченные вызовы, безысходность на улице страшнее, чем в книгах и на диване, а грозы не для меня и даже не для нас, но я сплю и во сне вижу зелень и старость и утреннюю катастрофу.

Я боюсь, что на улице безысходней, чем в чужой пустой квартире за компьютером, чем под одеялом ночью, чем в истерике на кухне. Я боюсь, и поэтому на мне дедушкины шорты. Дедушка умирает в своей холодной квартире на Чкаловском, я никуда не уеду, я дойду туда, куда иду, я всегда буду здесь и бояться, что на улице ещё холодней, чем в метро, чем в мёртвой микроволновке, чем за пустым столиком, чем четыре года ждать официального согласия на обоюдное одиночество, чем держать за лапу мёртвого пса, чем трогать чай кончиками пальцев, чем набирать смс-ки о любви и стирать их одним нажатием, я боюсь, что моё одиночество регламентировано и записано под шестизначным номером и что мой тремор заметит врач и посмотрит в мои глаза и что сейчас я выйду и меня собьёт автобус, и это будет справедливо, и что август заставит меня вспоминать, и что твой подоконник пустует и там только окурки с нашего разговора и что будут ещё разговоры, я буду ещё приходить, и что всё закончится очень быстро, ночью под тёплым одеялом, не будет даже агонии, просто вдруг откроются глаза и перестанут моргать, и это будет справедливо.

Comments